Новости

Семинар: "Маленькие истории больших побед"

Во время очередного семинара, проведенного для подростков в социальном отделе Бобруйской епархии, обсуждались истории людей, победивших зависимости после прихода к вере в Бога, найденные на просторах Интернета. Предлагаем посетителям нашего сайта также познакомиться с этими историями, подумать и порассуждать…


АЛЕКСАНДР: «У меня было счастливое детство, и считалось, что я живу в счастливой семье. Я закончил школу, потом филфак МГУ. Первый раз попробовал спиртное в пионерском лагере. Я помню, как после того, что мы выпили, мы пошли на лыжах, и мир преображался на глазах: он стал волшебным, загадочным, как будто из сказки. Я тогда не связал это с алкоголем, но потом, когда выпивал, стал отмечать, что все проблемы уходят, неразрешимые ситуации исчезают.

Проблемы начались где-то года через два после университета. Собственно, я ушел с работы на ТВ. И начал пить очень сильно.

Но если сначала я считал, что алкоголь мне помогает, и я его когда хочу пью, когда не хочу, не пью, то настало время, когда я убедился, что я не могу контролировать этот процесс: пить или не пить. Пошли большие неприятности. Я возвращался и не мог вспомнить, где я был, что со мной произошло. Пошли разногласия в семье: жена все чаще стала уезжать к маме. А я чувствовал себя бесконечно правым, и даже обиженным. И тогда я, с подачи семьи, обратился к услугам советской наркологии. Я думал, что я эту проблему быстро решу. Однако она не решалась. Я прошел все достижения тогдашней наркологической медицины. Все, чего я достиг — это несколько месяцев не пил.

Где-то к началу 80-х я сидел на лесах коммунистической стройки напротив того здания, где я работал в 70-х на ТВ, мы делали мозаику. Я сидел на четвертом ярусе и понимал, что жизнь как-то очень неприятно обернулась, что вот я сижу в ватнике и окатываю эти камешки смальты. И я тогда первый раз попробовал молиться, еще очень неумело, сказал: Господи, помоги мне. Я хотел тогда окреститься, как утопающий хватается за соломинку. Но не мог сделать этого из-за жены, поскольку она работала на идеологическом факультете, — я боялся, что настучат. И вот на третий день я поднимаю глаза и вдруг вижу, что на этом коммунистическом объекте на пятом ярусе лесов идет священник в облачении. Он подошел к одному из наших реставраторов (они дружили), тот реставрировал какую-то церковь. И этот художник меня познакомил с этим священником. Он меня окрестил буквально через неделю без документов. После этого я стал ждать чуда, что жизнь резко измениться. Она не менялась: я по-прежнему пил, совершал вещи не очень хорошие.

И, тем не менее, через год, разыскивая материал для своей поэмы, я познакомился с одним батюшкой, святым человеком. И я у него задержался — на семь лет, и все эти семь лет мне почти удавалось не пить. А потом, когда он умер, я начал пить все сильнее и сильнее. Я уже понял, что для меня пить — это смерть, и, тем не менее, я не мог остановиться. И сейчас, когда мне говорят, что алкоголик — это распущенный человек, без принципов, я знаю, что это не так.

Я искренне обещал: священнику, матери, жене, что брошу пить. Я понимал, что для меня это вопрос жизни и смерти. И... напивался потом очень быстро.

И я сам был в недоумении, я не мог ответить на вопрос: почему после всех обещаний, после всех молитв я, в конце концов, все-таки иду и пью. Я еще не знал, как работает вот эта «точка безумия».

Однажды знакомый священник, в храме которого на втором этаже собираются «Анонимные алкоголики», как-то мне сказал: «Что-то у нас с вами никак не получается затормозить; может быть, вы туда поднимитесь и посмотрите, что мы делаем?» Я поднялся и поднимался туда два месяца. Я считал себя намного умнее, намного духовнее этих анонимных алкоголиков, а они были скромно так одеты и ничего умного не говорили. Но там была одна вещь, которая мне впоследствии спасла жизнь. Я был очень умный, но я все время срывался. Они были не очень умные, но они были трезвые. И я видел, что они алкоголики. То есть я видел перед собой людей, которые прошли все то, что и я: советскую наркологию, отчаяние, попытки самоубийства, распоротые вены… И, тем не менее, на сегодняшний день они были трезвые. У некоторых был год трезвости, у некоторых два. И вот это я как алкоголик не мог забыть. Поэтому после того, как я еще пил два года, и это были самые тяжелые два года в моей жизни, сопровождаемой ссорами, больницами, воровством денег с похмелья и т.д., однажды я вернулся, потому что жизнь превратилась в ад. Стала не каким-то символическим адом, а самым натуральным: это бессонные ночи, когда ад видишь лицом к лицу. Это такая грань, где идет соприкосновение с этим миром чудовищным, с миром болезни, с миром зла. Моя душа была пленницей вины, смятения, ужаса. Я перестал сам себе верить. Меня разрывало то, что я стремлюсь, как могу, следовать за Христом и следовать этим великим Его заповедям и вот-вот начинает получаться какая-то чистая жизнь, честная жизнь... С тех пор прошло двенадцать лет, с тех пор я не пил.

Я верю, что это Христос привел меня, в конце концов, в то место, где я обрел трезвость. Это Он меня вел. Обо мне молились, чтобы я выздоровел».

ЕЛЕНА: «Я избавлялась от наркотической зависимости Великим постом. В состоянии наркотического опьянения я зашла в храм. Боже мой, как на меня смотрели прихожане! Без косынки! Лицо темное… Приложилась к иконе. Мне больше некуда было идти.

Я не собиралась становиться наркоманкой. Всегда думала, что контролирую процесс. Однажды узнала о смерти знакомого, который пил и тоже употреблял наркотики. И поняла, что он погиб из-за них. Я подумала: «Хватит, больше не буду. Остановлюсь». Я попросту испугалась. И остановилась на пару дней. А потом опять достала наркотики и с чувством бесконечного презрения к себе укололась. Потом еще раз. И еще раз. Я очень боялась умереть, но ничего сделать не могла. И я это поняла.

Бессонная ночь вся прошла в угаре, а утром я побежала в храм где-то в центре.

Через несколько дней начался Великий пост. Я стала поститься и… сбавила обороты, перешла на наркотики «полегче». Очень боялась сорваться. Больше всего боялась ночей. Так удалось продержаться весь пост.

Потом начался очень долгий период реабилитации. Восстанавливался мозг, и это заняло у меня десять лет. Помню свои ощущения. Я заставляла себя читать трудные книги по религиозной философии и думать. Конспектировала.

Я стала ходить в Церковь, исповедовалась. Батюшка благословил читать Евангелие, по главе в день. Я читала и ничего не понимала. Но все равно читала. Надо мной смеялись, никто не поддерживал.

Возврат к старому стал невозможен, хотя тяга к наркотикам мучила еще долгие годы.

Наконец пришло чувство, что ты кому-то должен, что жизнь такая короткая, а ты еще так мало кому помог, так мало сделал тепла. Так хочется всех обогреть. Страшно умирать, потому что слишком мало сделал еще добра. И стыдно, что потратил свое здоровье на такую ерунду».

ВЛАДИМИР: «Мне в свое время просто надоело. Я понял, что не хочу пить, а все равно пью. И не могу бросить. При этом жена хотела, чтобы я бросил, батюшка хотел, чтобы я бросил, самому надоело, а бросить не мог. И я это понял.

Тогда я начал прикладывать какие-то усилия. Пробовал кодироваться, но это – полный обман: живешь под страхом, что выпьешь и можешь умереть. А так как я человек не трусливый, я не боялся умереть. И меня кодировка не могла напугать.

Начал ездить по святым местам, ждал чуда, думал, что поставлю свечку, помолюсь – и Господь скажет: «Хорошо, ты больше не пьешь». Но этого, естественно, не произошло. Казалось, что жизнь заканчивается, я погибаю.

Однажды я сутки провалялся на снегу. Мы как следует выпили, и я не помню, почему оказался один посреди поля, где снега по пояс. Я шел и ощутил на себе то, о чем много слышал. Силы начали иссякать, и я стал падать. Вставал, шел дальше, опять падал. Потом заметил, что мне становится все жарче. Я начал расстегиваться, потом упал и ничего не помню.

Я сутки пролежал посреди поля, шел снег, и меня потихоньку заносило. Мимо ехал милиционер на мотоцикле. Посмотрел: сквозь снег в поле что-то чернело… И тут я застонал. Он не поленился, побрел сквозь снег и нашел меня, наполовину занесенного. Взвалил на себя, перетащил сначала на мотоцикл, а потом к себе домой и вызвал «скорую». Я был весь обледеневший и без сознания. Он срезал с меня одежду и растирал самогонкой.

Приехала «скорая». Я увидел себя со стороны лежащим на столе. Меня застегнули в мешок, засунули в «скорую», и доктор скомандовал: «В морг». Потом вдруг темнота. Врачи рассказывали, что я застонал, и они отвезли меня в больницу.

В больнице меня положили в коридоре, где я еще сутки провалялся без сознания, а ночью пришел в себя. Сразу попросил, чтобы позвонили матери, а потом дали мне поесть. Медсестры переглянулись, влили мне внутрь глоток спирта, и я уничтожил у них весь запас еды, а потом всё, что они нашли в общем холодильнике. Они кормили меня с ложечки, потому что мои руки и ноги были неподвижны. Однако на следующий день я смог передвигаться с костылями, а через четыре дня уже выписался из больницы. Люди, которые знали, что я сутки пролежал на снегу, встречая на улице, сторонились, как будто я вернулся с того света. Я должен был бы стать инвалидом или умереть, но Господь сотворил настоящее чудо, и до сих пор нет медицинских последствий.

Произошло настоящее чудо. Я перестал пить на Рождество Христово. Накануне со спокойной совестью отмечал похороны дальнего родственника, а жена укоряла, что завтра ехать на праздничную службу, а я пью. Я сказал, что завтра и поедем, а сегодня я веду обычный образ жизни.

Слово свое я сдержал. С больной головой, не похмелившись, приехал на Рождество. Отстоял службу. Голова трещит, ничего не понимаю… Потом был концерт, поздравления, мне надарили каких-то шоколадок, конфет. Все как в тумане. Но вечером я приехал домой и почему-то не стал пить. Просто не захотелось. Я подумал, что устал. И сказал жене, что возьму на работе отгул за свой счет, а сам съезжу в храм, помогу чем-нибудь. Жена одобрила. И с утра я поехал в храм.

Там шла служба (я не знал, что 8 января тоже служба бывает!). Отстоял службу опять как в тумане. Потом подошел к батюшке и сказал, что готов помочь храму что-нибудь поделать просто так. Он поручил мне долбить мерзлую землю.

В тот год был очень сильный мороз, и землю основательно сковало, а надо было прокопать траншею. И я начал долбить. Земля почти не кололась. Кололась сантиметрами, но я стал трудиться и… уволился со своей работы. Трудился две недели, месяц – все как в тумане. Долбил землю с утра до вечера. Минуло полтора месяца, и ко мне подошел батюшка: «Ты уже полтора месяца здесь». Я говорю: «Да». – «И не пьешь». – «И не пью».

Но я не понимал, почему я не пью. Мне просто не хотелось. Я просто ездил каждый день долбить землю, и мне ничего не хотелось. (Я понимаю, что они продолжали молиться.)

Тогда он говорит: «Если ты еще не ушел до сих пор, ты больше никуда не уйдешь». И дал мне другое задание. Так я начал работать в храме. И только через девять месяцев ко мне вдруг пришло осознание, что я, оказывается, не пью все это время! Жил как в тумане. Я сказал об этом батюшке, а он меня предупредил: «Сейчас ты находишься под Божиим крылышком, Он тебя просто закрыл».

 

АНДРЕЙ: «Была наркозависимость на протяжении 7 лет, курил. Дошло то того, что выносил все, что видел из дома, продавал наркотики. Все близкие были от меня в шоке, не зная, что со мною делать. Лечился, даже не знаю сколько раз, как на стационарах, так и на дневных посещениях наркологических больниц. В 2006 году пришел в церковь, стал молиться, просить Бога избавить меня от этого недуга. Сейчас не употребляю наркотики, не курю. У меня замечательная семья, жена и двое деток, жене большое спасибо за то, что поддерживала в сложное время».

 

ЕКАТЕРИНА:  «Четыре года не пью и не курю. Жизнь делится до прихода в церковь и после. С ужасом думаю, что бы со мной было, если бы не открыла свое сердце вере. Ничего не помогало избавиться от этой заразы,  хотя умом понимала, что если не брошу пить и курить, просто помру. После начала церковной жизни даже желания не возникало ни к сигаретам, ни к спиртному. В жизни все наладилось, и то, о чем раньше я не могла и мечтать, стало реальностью».

 

ВЕРА: « Уже не пью и не курю больше 2 лет! До этого была совсем не верующим человеком. Произошло чудо. Пить бросить оказалось не совсем просто. Но сейчас ни малейшего желания. С сигаретами тоже покончено навсегда! После этого чуда окончательно пришла к Богу! Жизнь круто поменялась. Каждое утро просыпаюсь — радостно, жить хочется! Дорогие мои, не сомневайтесь, прямо сейчас набирайтесь сил, терпения и идите в церковь». 

ПЕРЕЙТИ К СПИСКУ НОВОСТЕЙ...